Издательство СО РАН

Издательство СО РАН

Адрес Издательства СО РАН: Россия, 630090, а/я 187
Новосибирск, Морской пр., 2

soran2.gif

Baner_Nauka_Sibiri.jpg


Яндекс.Метрика

Поиск по журналу

Гуманитарные науки в Сибири

2014 год, номер 3

ТУВИНСКИЕ ЧЕРНОРИЗЦЫ ХХ В. В АТЕИСТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ И УРАЛО-СИБИРСКОМ СТАРООБРЯДЧЕСКОМ ПАТЕРИКЕ

Н.Д. Зольникова
Институт истории Сибирского отделения Российской Академии наук (ИИ СО РАН), Россия, 630090, Новосибирск, ул. Акад. Николаева, 8
nnpokrov@gmail.com
Ключевые слова: старообрядчество, антирелигиозная политика, «чужие», крестьяне, черноризцы, Old-Believers, antireligious policies, “allien”, peasants, monastic Old-Believers (chernoriztsy)
Страницы: 56-60
Подраздел: КНИЖНАЯ КУЛЬТУРА

Аннотация

В статье анализируются две разные культурные системы, в которых рассматривается послереволюционная история староверов-часовенных Тувы. Одну представляет антирелигиозная литература, создававшаяся, как правило, по заданию соответствующего ведомства и имевшая сверхзадачей противодействие религиозному мировоззрению, а также внедрение «советского образа мысли». В основе ее находится схема, согласно которой староверы, особенно монашествующие, изображаются как враги советской власти, уличенные в связях с антисоветскими бандами, противодействующие коллективизации и организующие малограмотных крестьян на сопротивление власти, которая их никогда не преследовала. Факты, почерпнутые как из засекреченных дел архивов МГБ, так и из личных бесед с населением, получают соответствующую принятой схеме трактовку, а подчас в соответствии с ней модифицируются. Система старообрядческой культуры представлена литературой староверов, в данном случае - Урало-Сибирским патериком, создававшимся в 1940-1990-е гг. в скитах и крестьянской округе староверами-часовенными Нижнего Енисея. В Дополнении к патерику (1991 г.), в котором помещен ряд житий тувинских черноризцев и мирян-часовенных, в числе прочего используется фактический материал книги очерков писателя-антирелигиозника А.Ф. Емельянова «От мира не уйти», основанной на следственных документах 1920-1940-х гг. и личных беседах с часовенными Тувы, мирянами и монахами. Составитель Дополнения к патерику отбирает факты, полностью игнорируя концепцию А.Ф. Емельянова, и вводит их в структуру житий, где они полностью лишаются прежнего контекста и начинают работать на образ скитских подвижников, чаще всего - в соответствии с системой топосов святых преподобных (для монашествующих) или же праведных христиан, живущих в миру. Переосмысленный материал из «чужого» источника чаще всего меняет знак оценки с отрицательного на положительный. Дополненный внутренними свидетельствами о чудотворении героев житий (А.Ф. Емельяновым, как правило, изображенных весьма малопривлекательными), их аскетических подвигах и т.п., эти блоки фактов получали иной, чем в исходном источнике, культурный смысл.