Издательство СО РАН

Издательство СО РАН

Адрес Издательства СО РАН: Россия, 630090, а/я 187
Новосибирск, Морской пр., 2

soran2.gif

Baner_Nauka_Sibiri.jpg


Яндекс.Метрика

Поиск по журналу

Гуманитарные науки в Сибири

2014 год, номер 3

ПЕРЕПИСЬ ВОЕННОПЛЕННЫХ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ В РОССИИ: ПРИЧИНЫ, УСЛОВИЯ, ИТОГИ (ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕРМСКОЙ ГУБЕРНИИ)

Н.В. Суржикова
Институт истории и археологии Уральского отделения Российской Академии наук (ИИиА УрО РАН), Россия, 620990, Екатеринбург, ул. Ковалевской, 16
snvplus@mail.ru
Ключевые слова: Первая мировая война, военнопленные, география плена, учет и перепись военнопленных, Пермская губерния, World War I, prisoners of war, captivity geography, registration, census, Perm province
Страницы: 23-27
Подраздел: К 100-ЛЕТИЮ НАЧАЛА ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

Аннотация

Статья посвящена проблеме учета военнопленных Первой мировой войны в России и их переписи 1917 г., которая рассматривается на материалах Пермской губернии. По мысли автора, необходимость проведения регистрации пленных во всероссийском масштабе диктовалась не просто «дефектами» их учета. Причиной расплывчатости квантитативных характеристик российского плена прежде всего стал присущий ему полицентризм. Стремительная интеграция пленных в производственные процессы привела к тому, что уже в 1915 г. отвоевавшиеся вражеские военнослужащие были размещены в 891 месте, из которых только 317 рассматривались как «места постоянного водворения» и только 68 как лагеря. Здесь учет пленников еще хоть как-то проводился, чего нельзя сказать о местах их трудового использования. Пленные часто поступали туда, минуя пункты постоянного водворения, к тому же они могли перемещаться с одного производственного объекта на другой. Но это было только начало. С 1916 г. строгий количественный учет пленных, а также их категоризация по возрастному, национальному, этническому, вероисповедальному и прочим признакам и вовсе превратились в недостижимую мечту. Ее осуществлению препятствовала ожесточенная «битва за пленных», развернувшаяся в стране между промышленностью и сельским хозяйством. К середине 1917 г. всякие наличные реестры пленных иностранцев в России уже никак не отражали ни их общей численности, ни их состава, ни актуальной географии плена. Для проведения переписи пленных, призванной решить эти проблемы, был разработан целый пакет документов, породивший, однако, другую проблему. Она состояла в том, что военные власти явно переусердствовали, превратив перспективную систему учета военнопленных в настолько громоздкую, что она тут же обнаружила свою бесперспективность. Впрочем, даже если бы масштабная акция по регистрации военнопленных благополучно состоялась по всей стране, собранные сведения все равно потребовали бы некоторого времени для обработки, которого организаторы переписи оказались лишены в связи с политическими событиями конца 1917 г. Таким образом, итогом переписной кампании конца 1917 г. взвешенные количественные показатели так и не стали, лишний раз подтвердив, что рисунок российского плена изначально был слишком сложен для того, чтобы он сохранил свою прозрачность.